Лицензирование, мошенничество, воровство и подмена врачей в стоматологической клинике

Лицензирование, мошенничество, воровство и подмена врачей в стоматологической клинике

Лицензирование в нашей стране было принято совсем недавно. Чуть больше двадцати лет работает этот контрольный орган власти, созданный казалось лишь с одной целью: не допустить работать по определенной специальности врача другой специальности.
Если ранее стоматолог получал единого образца диплом, то ему разрешали работать абсолютно во всех отраслях стоматологии. Главное, чтобы было место для работы стоматологу. Выделялось всего три основных специальности у стоматологов: терапевт, хирург и ортопед. В основном всех брали на терапевтический прием (примерно 80%), 15% оставались работать стоматологами-хирургами и только малая часть (5%) работали ортопедами, зубопротезистами. Позже появились детские стоматологи.

В процессе работы и не раньше, чем через пять лет, при наличии определенной ставки в поликлинике, можно было переучиться на врача любой специальности. И переучивались и получали удостоверения о прохождении специализации и возможности работать по вновь выбранной специальности.

В сельских районах, в деревне, требовались специалисты всегда всех специальностей и ты мог одновременно работать на полставки терапевтом, на полставки хирургом и на полставки ортопедом. Обычно хирург и терапевт объединялись в одну ставку и назывались стоматологами, работающие на смешанном приеме.

С внедрением лицензирования уже работать по всем трем специальностям можно было лишь при наличии сертификатов по всем трем дисциплинам и только в лицензированных помещениях. Всё поменяли с ног на голову. Главное, чтобы было лицензировано помещение, а врачей можно набирать любых, главное, чтобы у них были определенные сертификаты.

Вот сегодня, при посещении частной клиники мы первым делом обращаем внимание на наличие лицензии, позволяющего осуществлять стоматологическую деятельность. Сертификаты врачей никто не вывешивает на стенках, в лучшем случае повесят фотографии сотрудников с обозначением специальности. Поэтому больной, приходя в клинику видит только лицензию предприятия, а данных о врачах он не имеет, да их никто и не требует из проверяющих органов. Этим и воспользовались мошенники.

Вот такой случай рассказали мне коллеги:

«В одной из стоматологических клиник работала медицинская сестра, очень исполнительная, вежливая с больными, обходительна с врачами, ну прямо эталон среднего медицинского работника. Сразу хочу отметить, что в клинике никакой видиорегистрирующей аппаратуры не было. Закончив прием, хозяйка клиники, по профессии стоматолог, обычно уходила домой, а в клинике оставались администратор, медицинская сестра и санитарочка, приводящая в порядок в помещение. Вот и в этот субботний день, хозяйка ушла, со всеми попрощавшись, но приехав домой вспомнила, что забыла в клинике сумку с продуктами и деньгами и решила примерно через час вернуться в клинику. Каково же было ее удивление, что когда она пришла в клинику, то обнаружила в фойе несколько человек больных, а медсестра самостоятельно принимала больных в стоматологическом кресле. Как будто никакой рабочий день не кончился, а шел полноценный прием пациентов.

Когда она стала расспрашивать у больных к какому врачу они записаны, те без всякой доли смущения отвечали, что к врачу Марьи Ивановне и дескать они у нее лечатся уже давно и им очень нравится этот доктор.

Финал этой истории ясен. Медсестру с администратором с треском выгнали, а санитарочка (пожилая бабушка) даже и не знала, что прием ведет обычная медицинская сестра. Ну, что с нее взять?»

Так, что такой вид мошенничества вполне можно допустить в стоматологических клиниках. Совет можно дать лишь такой: поинтересоваться у директора имеет ли сертификат (разрешение) работать лечащий Вас врач. По другому никак не проверишь.

В приведенном выше случае мы рассказали о предприимчивой медсестре и ей удавалось обманывать директора клиники, потому, что имел место сговор между медсестрой и администратором. Этот сговор, особенно опасный. Чаще всего администраторы клиники выполняют еще и функцию кассира. Через них проходят основные денежные потоки, они составляют ежемесячный отчет по количеству принятых пациентов и поступлению денег в кассу клиники.

Расскажу о самом простом способе мошенничества или воровства, как кому нравится судить, со стороны администратора без участия врача. Врач выписывает наряд, отдает в руки пациенту и тот идет оплачивать в кассу. Допустим, стоимость наряда вылилась в 1000 рублей, где учтены все расходные материалы и манипуляции врача. Но есть еще такие графы в прейскуранте, часто «забываемые» врачом проставляться в наряде. Например:

Расходные материалы – это бахилы, вата, полоскания, перчатки, марля, кофе, чай, минеральная вода и т.п. Это все выводится под единой стоимостью – 100 рублей. Каждое посещение больной оплачивает эту позицию, вне зависимости от самого способа лечения и затрачиваемых материалов.
Боры – дорогостоящий инструментарий и требующий постоянного обновления. В зависимости от фирмы – производителя работы его хватает для обработки от одного до пяти зубов (на ортопедическом приеме)
Консультация (осмотр) – по всей логике приема пациентов осмотр проводится один раз, и консультация проводится в самом начале лечения при участии всех специалистов в особенно трудных случаях и разумеется бесплатно.
Анестезия – подразумевается, что используется всего одна карпула, а можно приписать еще несколько.
Рентгеновский снимок – это уж зависит от фантазии администратора и платежеспособности пациента.
Вот эти основные позиции, врач может и проставлять, а может и не проставлять. Здесь надо брать во внимание многие факторы: стесненное материальное положение пациента, близкие дружественные отношения между врачом и больным, семейные связи, знакомства, рекомендации и т.п.

Для привлечения большего количества пациентов директор всеми способами заставляет врачей больше привлекать в клинику людей. Он разрешает идти на мелкие уступки и гибко пользоваться прейскурантом. Одному сделать скидку, другому уменьшить вышеперечисленные позиции. Если лечится семья, то на всю семью делается общая скидка, а если больной приводит с собой несколько человек, то ему пожизненно полагается и отмечается на истории болезни ощутимая скидка от 10% до 20%.

Что же делает администратор при такой системе работы? Он спокойно приписывает несколько мелких позиций (все они в пределах 100 рублей), громогласно объявляет о скидке, предоставленной ему директором и с учетом всего берет с пациента деньги. Больной от радости, что ему предоставили скидку, не слишком и смотрит в наряд, а расплачивается полностью. После ухода больного, администратор переписывает наряд или «забеляет» ненужные графы и дело сделано. Разница в сумме оседает в кармане администратора. Мелкое хищение скажете, вы. Вроде бы и мелкое, незначительное, но если с каждого больного брать по сто лишних рублей, а за день таких больных может быть до 30 человек, то и нетрудно подсчитать, сколько в кармане администратора осядет денег.

Это легко сделать, если пациент не просит чека за лечение, да и просто забывает его попросить. В этом случае администратор пробивает уже чек с другой суммой после ухода пациента. Если же пациент вернется за чеком, якобы для отчета, то у администратора в специальной коробочке всегда найдется десятки отбитых чеков и с любой суммой. Ему предложат чек, совершенно другой, да еще с большей суммой, он этому будет только рад, перед кем бы он там не отчитывался. Перед женой, перед своим начальником или страховой компанией.

В природе каждого человека лежит неистребимое желание получить побольше и на «халяву». Так уж устроена натура человека. Украсть и за это не получить никакого наказания – идеальный вариант для человеческого существования. По статистике: из 10 человек трое воруют всегда, еще трое – при удачно сложившихся обстоятельствах, и четверо относятся к категории относительно честных. Как считают многие специалисты, этот расклад не зависит ни от того, где живет человек, ни от его национальности и вероисповедания.

Поймать такого администратора просто. Достаточно просмотреть все переправленные наряды, переписанные от руки или отксерокопированные. Одним из вариантов контроля является строгий учет нарядов, историй болезней. Каждый из них должен быть пронумерован, проштампован, а для лучшего контроля на каждом документе должна стоять личная подпись директора или главного врача стоматологической клиники. Хоть эти документы и не являются формами строгой финансовой отчетности, но любой хозяин может придумать свою систему контроля, естественно не нарушая общепринятых финансовых норм, утвержденных законодательно.

Но этот случай воровства незначительный. Есть еще другие способы обкрадывания клиники. Трудно бороться со сговором, когда в нем участвует и администратор и врач. Вот здесь поистине заложены неограниченные возможности. Поясню на примере.

В клинику обращается пациент для полной санации полости рта с последующим протезированием. Это говорит о том, что работы в полости рта у такого больного, хватит всем специалистам: терапевтам, хирургам, ортопедам. Такие больные, чаще всего просят сделать им все быстро и за расходы особенно не переживают. Врач стремится уделить такому больному больше времени: выделяет вместо одного положенного часа два или три. Работа началась. Наряд после лечения уже выписывается на более значительные суммы, ведь лечится за одно посещение не один, а несколько зубов. Пациент спокойно расплачивается с администратором и уходит, заплатив, к примеру, 5 тысяч рублей. После его ухода, врач, действуя в сговоре с администратором полностью переписывает наряд на три тысячи меньше и разницу кладет себе в карман. Потом эта сумма делится на двоих по обговоренному взаимно проценту. На месте наряд, чек, пробитая сумма соответствует выполненной работе. Как схватить за руку этих мошенников?

На первый взгляд признаюсь поймать за этот вид воровства очень трудно. Если первичные документы: история болезни, наряд и чек соответствуют выполненной работе. Здесь может помочь анализ самой работы врача индивидуально с каждым пациентом. К примеру, занимался с пациентом врач три часа, а наряд выдал администратору, как за час рабочего времени. Можно списать отдельные моменты на сложный клинический случай, особенность психики самого пациента, боязнь зубной боли, шума бормашины, невозможность больного долго сидеть с открытым ртом и т.д. Но это все частные случаи. В медицине все бывает. Повторяющаяся изо дня в день ситуация с длительным лечением больного, с последующим низким, предъявленным к оплате нарядом, должна сразу же насторожить директора или главного врача клиники.

Врач работает много, а нарядов к оплате предъявляет мало и на низкую сумму. Действия директора просты. Необходимо подобрать несколько таких подозрительных историй болезни, вместе с нарядами и позвонить по телефону или еще лучше пригласить открыткой вылеченного больного, якобы для профилактического осмотра. А еще лучше сказать по телефону: «Ну, что Иван Иванович, для тебя 5 тысяч показались не такими же большими деньгами?» На, что Иван Иванович тебе ответит: «Какие там 5 тысяч, это ты мне обещал, а заплатил я 10 тысяч!» Вот теперь и анализируй свою деятельность директор и постарайся избавиться от этих врачей, вместе с администратором.

Кстати эта методика широко используется в США. Там, правда, не выясняют способы воровства в клинике, в виду почти полной оплаты стоматологического лечения страховыми компаниями. Но там, директор, в обязательном порядке беседует с потенциальным пациентом, осматривает его и предлагает план лечения. В этот же момент он выясняет его финансовые возможности, проводит ряд диагностических тестов, фотографирует полость рта (делается 8 фотографий в различном ракурсе). При необходимости изготовляет контрольные модели, рентгеновские снимки (18 снимков на все участки зубного ряда верхней и нижней челюсти) и панорамную рентгенографию. При этом он примерно прикидывает весь объем предстоящей работы и стоимость услуг. Эта беседа-консультация перед лечением сильно оправдывает весь в дальнейшем лечебный процесс. После всех документированных приготовлений у больного четко видно, что у него надо лечить и в каком объеме. Здесь надо сразу и сказать, что доврачебные манипуляции директора клиники обходятся пациенту в 800-1000 долларов США. Но все это оплачивают страховые компании.

В России, это вряд ли приживется. И заработная плата другая и страховые компании отнюдь не стремятся помогать населению. Но положительно одно можно вынести оттуда. Директор всегда в курсе работы всех врачей. Он не считает для себя зазорным позвонить по телефону и поговорить с больным, поинтересоваться его самочувствием, спросить: «Понравилось ли Вам наша клиника и качество лечения?» Обязательно через полгода американский директор клиники пошлет пациенту открытку с обязательным указанием именем, отчеством, фамилией. И эта открытка будет написана от руки, а не набрана на компьютере, где в пустой графе «Уважаемый» только вписана от руки фамилия и в лучшем случае и инициалы пациента.

В нашем случае, не будем забывать, что российский менталитет совершенно другой, директор просто позвонит пациенту и как бы невзначай в конце разговора спросит: «Я надеюсь, что в нашей клинике Вам понравилось? И цены умеренные, и врачи хорошие. Я думаю, что Вам куда как больше обошлось лечение в другой клинике….» Вот здесь директор и получит всю необходимую ему информацию. Больной все ему выложит и про стоимость его лечения, и сколько с него взяли за все посещения и обязательно попросит скидку на ортопедическое лечение.

Вот и попались врач вместе с администратором. Особенно и анализировать здесь нечего. Больной говорит об одной сумме взятой у него за лечение, а по нарядам проходит совершенно другая. Как ни странно все пациенты помнят сумму затраченных денег на лечение. Можно попасть в неприятную ситуацию, если больному вдруг срочно понадобились все пробитые чеки за лечение и он заявляет совершенно другую сумму, чем у него пробиты по нарядам. В последнее время через налоговую инспекцию можно получить налоговый вычет за стоматологическое лечение в размере 13% от общей суммы. При этом заполняются ряд официальных документов: договор с пациентом, копия лицензии с приложением, копии нарядов за проделанную работу, копия ИНН пациента и все пробитые чеки, точно соответствующие стоимости каждого наряда. Все эти документы должны быть заверены подписью директора клиники и печатью лечебного учреждения. В этом случае можно косвенно уличить в воровстве администратора, но доказать его причастность к подделке нарядов сложно. Больной твердит об одной сумме, администратор о другой, но конфликт решается просто. Не все пробитые чеки за лечения больные забирают с собой и они скапливаются в отдельной коробочке, где при желании можно выбрать любой подходящий и даже больший по сумме. И больной рад, ему заплатят больший налоговый вычет и администратор «сухим» вышел из этой ситуации.

Есть еще один вид непрямого воровства. Не случайно, многие владельцы клиник требуют от врачей лишь одного постоянного места работы и не разрешают совмещать в другой клинике. Такое совмещение часто приводит к оттоку пациентов. Особенно плохо, когда врач работает по основной должности в государственной клинике, где нет никакого контроля со стороны администрации. Такой врач после единственного приема больного в частной клинике переманивает больного в муниципальную клинику, пообещав, что за лечение зубов он возьмет в два раза меньше.

Складывается такая ситуация. Больной пришел на прием по поводу пульпита. Ему поставили мышьяк и он пропал. Потом, через некоторое время можно случайно узнать, что он долечил свои зубы в муниципальной клинике у того же врача, с кем начинал лечение.

Поэтому, отсюда можно сделать вывод. Даже самым доверенным и близким врачам — никогда не доверяйте! Верьте только Господу Богу!

Еще с одной особенностью воровства в клинике приходилось сталкиваться, и что греха таить и самому участвовать, в так называемых «левых» нарядах. Для частных клиник это не актуально. Все на виду. Легко и врач и зубной техник может быть пойман прямо на месте преступления. А вот в государственных клиниках, где штат врачей большой и зубных техников целая бригада, нетрудно любой наряд пропустить мимо кассы. Делается это очень просто. У каждого медицинского работника куча родственников, друзей, знакомых, приятелей и близких. Проще простого договориться с этим пациентом, снизить на несколько сотен рублей стоимость работы и положить деньги в карман. При этом больной ничего не теряет, а наоборот много приобретает. Во-первых, он экономит деньги, во-вторых ему очень быстро изготовляются зубные протезы. «Левую» работу стараются сделать в первую очередь и быстро и качественно. В третьих, работу обычно выполняют лучшие техники и брак в работе маловероятен. Но администрация поликлиники тоже не дремлет. Все-таки иногда она пытается выявить злостных нарушителей производства зубных протезов и делает временами рейды и проверки для поддержания трудовой дисциплины. Да, еще какой попадется заведующий производством зуботехнической лаборатории. Чаще всего это ставленник главного врача и облеченный высоким доверием вынужден «сексотить» и сдавать неугодных молодых техников. До старожилов, зубных техников с большим стажем работы, ему трудно добраться, у них всех имеется круговая порука и хорошие отношения с заведующим отделения. Никто не безгрешен в этом зуботехническом мире, а вот молодых, неокрепших и чересчур зарвавшихся следует немного и приструнить.

Поэтому левую работу стараются спрятать подальше от посторонних глаз. Трудовой энтузиазм отдельных техников, приходящих очень рано на работу и задерживающихся там до позднего вечера, а то и на ночь объясняется просто. Зубной техник делает «левую» работу. На государство, а тем более на администрацию поликлиники он за 15-20% от стоимости наряда работать не будет. Куда как проще, разделить деньги пополам и изготовить работу на государственном оборудовании и бесплатном материале.

Вот отсюда и напрашивается первый вывод, почему врачи и зубные техники не стремятся работать в частных клиниках. Им и так живется хорошо. Не надо арендовать помещение, платить налоги, получать лицензию, платить за материалы. Выполняй потихоньку свой производственный план. Это свято. Остальные работы спускай по «левому» наряду. И ты передовик производства, уважаемый человек. Еще глядишь и медалькой наградят за особые заслуги от «СТАР» (Стоматологической Ассоциации России). И пока не будет настоящего контроля, что повсеместно развит в частных клиниках, так и будут делаться «левые» работы.

Во многих стоматологических клиниках еще в социалистические времена был заведен следующий порядок. Для борьбы с «левыми» нарядами старший техник или завпроизводством на каждую конкретную работу выдавал строго отмеренное количество пластмассы, искусственных зубов, металлических гильз и других нужных материалов. Чтобы «сварить» съемный протез, зубной техник подходил с моделью или кюветой к старшему технику и он строго отмерял порошка (полимера) и жидкости (мономера), необходимых для производства данного протеза. В те времена невозможно было нигде купить материалов для изготовления любого вида протезов. Все покупалось через «Медтехнику», единственного монополиста в стране по продаже зуботехнических материалов. Все шло строго по разнарядкам и по заявкам от каждого лечебного учреждения. Но и тогда находились всевозможные лазейки и часть материалов продавалась в «черную» через различных посредников. Приходилось идти на всевозможные ухищрения, через свата, брата, куму или любого знакомого доставать нужные для работы материалы.

Мне тоже пришлось столкнуться с дефицитом стоматологических материалов на заре своей трудовой деятельности. По приезду в район, куда был направлен по распределению, я столкнулся с проблемой отсутствия необходимых для работы инструментов и стоматологических материалов. Заявка на приобретение нужного для работы стоматологического кабинета оборудования составлялась за два года до описанных событий старшей медсестрой районной больницы и явно не охватывала все стороны стоматологической работы. Что же пришлось мне сделать. В одном из колхозов купил десять килограммов мяса и с этим продовольственным набором отправился в городскую «Медтехнику» для пополнения стоматологических запасов. В 70-е годы прошлого тысячелетия любой товар был в остром дефиците. Особенно продукты. Мясо продавалось только на рынках и цены сильно кусались. В долларовом эквиваленте один килограмм мяса стоил 6-7 долларов, при средней зарплате 120-150. В колхозе же мясо можно было купить за 1,5 доллара. Не все граждане СССР могли позволить покупать себе мясо с рынка, да и не было большого выбора. Да и в колхозе мясо продавали только избранным людям: врачам, учителям, членам Райкома КПСС и Райисполкома. Самим селянам было недоступно покупать в родном колхозе свою же выращенную продукцию. Вот с таким продовольственным пакетом я и появился в дверях многострадальной «Медтехники».

Вначале мне было твердо отказано в приобретении стоматологических материалов, но когда товароведу в качестве презента был вручен мясной пакет, то были забыты все разнарядки, очереди, заявки. Я был допущен прямо на склад медицинской продукции и все, что там хранилось на стеллажах, было мне свободно отпущено. Я только оставил доверенность на складе и со счетом-фактурой и всем материалом уехал в свой район.

В те далекие времена повсеместного дефицита и планового развития экономики, только таким образом и можно было решить любую проблему. 10 килограммов мяса и ты самый желанный гость на любом складе!

Сейчас же всё можно свободно приобрести и в любом количестве, поэтому и учет и контроль заметно ослаб, что и порождает грандиозные масштабы мошенничества и воровства в стоматологических поликлиниках.

Невозможность приобретать необходимые материалы и оборудование при социалистической экономике и породили повсеместное воровство и мошенничество в государственных стоматологических клиниках.

Но вот наступила эпоха свободного предпринимательства. Стали выдавать патенты на частную стоматологическую деятельность и обороты мошенничества заработали на полную мощь.

Многие главные врачи поликлиник стали разрешать работать дополнительно стоматологам во внерабочее время. Главным условием этой деятельности являлись неукоснительное выполнение своего производственного плана на 100-110% и отчисление от каждой выполненной работы, сделанной в рамках индивидуальной деятельности по 10-20% от стоимости всей работы. Как это происходило.

После основного приема больных, ближе к вечеру, все стоматологические кабинеты были отданы в полное распоряжение индивидуальных предпринимателей – стоматологов. Цены на протезы уже определяли сами стоматологи, и они чуть-чуть были дороже установленных, государственных. Как уже кто, договорится. Вся разница заключалась в том, что врач обычно записывал в наряд меньший объем работы и от этого наряда выплачивал в кассу поликлиники, обговоренный процент. Это считалось платой за аренду помещения и использования стоматологического оборудования. Если раньше все «левые» наряды тщательно прятались, то теперь наступила вольготная жизнь. При проверке, а ее никогда и не было, можно всегда оправдаться тем, что вы изменили конструкцию протеза по клиническим показаниям и по желанию больного.

Остальных же пациентов проводили просто без всяких нарядов и деньги делились пополам между врачом и зубным техником.

Даже и в те далекие Советские времена все пациенты делились на обеспеченных и нищих. От врача зависело распознать такого больного, с кого можно было бы взять побольше, за меньший объем работы. Типичный пример. Больному показывают неотполированную металлическую коронку, имеющую весьма непривлекательный вид и называют цену – 2 рубля (обычная государственная цена) и тут же достают из другого кармана отполированную коронку, блестящую, всеми цветами радуги и по цене уже другой – 3 рубля. Естественно, больному больше понравится вторая.

Когда же наступил период покрытия (напыления) коронок нитридом титана, придающим коронкам золотистый оттенок и цвет, то основные деньги и делались на этом пресловутом покрытии. За напыление, а поначалу говорили, что это золотое покрытие, брались деньги в два-три раза больше, чем стоимость самой коронки. И больные шли на это, так как у всех в памяти были десятилетние ожидания очереди на золотое протезирование, заветной мечты всех официанток, продавцов, директоров магазинов и продовольственных складов и баз. Золотые коронки и норковая шапка – это был признак социалистического богатства и благополучия. Только секретари парткомов и всякая другая чиновничья шушера имела доступ к этой заветной золотой очереди и протезированию по государственной цене.

В стоимость золотой коронки включалась собственно работа и стоимость материала, золота. За одну единицу приходилось платить примерно 12-15 рублей (по ценам 70-х годов, в пересчете на валюту – 6-9 долларов). У частника такая коронка стоила уже от 100 рублей и выше. Как средняя заработная плата простого советского инженера или врача. Откуда бралась эта цена? Это решал спрос и недоступность самой услуги, а также постоянный страх перед правоохранительными органами. Нечего скрывать, что самыми богатыми в те времена были врачи-ортопеды и зубные техники, работающие втихую дома на кухне, на табуретке, особенно не распространяющиеся о своей деятельности. О деятельности промышленных «цеховиков» мы еще мало знали, а вот о судебных процессах над стоматологами часто писала пресса.

Расскажу об одном случае.

Во время моей работы в одном из районов Курганской области. Одна бабушка на своем огороде откопала кувшин с золотыми монетами. От привалившего к ней богатства бабуся не знала, что и делать. Пошла клад сдавать в сберкассу, там его не приняли. В милиции тоже послали куда подальше. В райисполкоме посоветовали продать золотые монеты зубному технику. Вот зубной техник Боря весь клад и купил за 600 рублей. Примерно килограмм червонного золота и всего за 600 рублей. Сто царских червонцев да, за такую сумму! Бабуся осталась довольной, ну а Боря, расправив зуботехнические плечи, принялся вставлять золотые коронки направо и налево, начиная с местной администрации и кончая прокуратурой и милицией. Гулял в местном ресторане, поил всех посетителей, разбрасывал деньги в прямом смысле этого слова, в воздух. На большее у него фантазии не хватало, за исключением нескольких поездок в Москву на выходные дни, да и все. Но вот закончились золотые монеты. Весь район широко улыбался золотыми зубами. Да, тут на беду пришла одна пациентка, а Боря ей, взял и отказал, золото кончилось. «А чем я хуже других?» — подумала обиженная женщина и накатала жалобу на бедного зубного техника, во все вышестоящие инстанции. Жалоба поступила, на нее надо принимать меры. А как тут примешь? Если все вещественные доказательства находятся во рту и их необходимо изымать, да как раз у тех, кто эти следственные действия проводит, разбирает и осуждает. И чтобы не выносить сор из избы приговорили нашего незадачливого техника по другой статье, дескать, он неправильно хранил оружие или незаконно его приобрел. Вкатили два года Борису общего режима и отправили по этапу. Он еще легко отделался, а иногда доходило и до полной конфискации имущества со сроком.

В те времена больные шли на определенные уловки с целью протезирования золотыми коронками. Многие зубные техники делали золотые коронки прямо в своей квартире, а вот условий для обработки зубов просто не было возможностей. Запишется на прием к ортопеду такой больной, ему обработают зубы, снимут слепки, выпишут наряд, а он, не доходя до кассы-регистратуры спокойно покидает помещение или оплатит небольшой аванс и навсегда пропадает. Работа стоит готовая, но больной не идет. Он еще заранее договорился с одним из подпольных техников об изготовлении золотых коронок, а тот ему посоветовал придти в обычную поликлинику и обработать зубы. Уже у себя дома зубной техник повторно снимет слепки и изготовит золотые коронки. Не надо самому зубы обрабатывать и делиться гонораром с врачом. Просто и эффективно! А деньги идут в один карман.

Но еще и по сей день встречаются протезисты-надомники, обрабатывающие зубы на кухне на табуретке и имеющие свою обширную клиентуру. Правда, непонятно, что привлекает таких пациентов к «кухонному зубопротезированию», при наличии в городе огромного количества частных клиник, но факты, как говорят, «имеют быть место». Возможно, уж слишком низкая цена на зубные протезы.

Стоимость золотых коронок у частных зубных техников не зависела от веса золота. Была цена одна, а вот количество золота в каждой золотой коронке зависела от мастерства техника проводить аффинаж золотых ювелирных изделий. Идеальным материалом для коронок были золотые монеты царской чеканки, но с каждым годом их становилось все меньше и меньше и приходилось покупать в ювелирных магазинах обручальные кольца, переплавлять, очищать от ненужных примесей и получать чистое золото. Как правило, из одного грамма 583 пробы выходило, чуть больше 50% чистого золота.

Была еще одна мода на изготовление золотых коронок на передние, совершенно здоровые зубы. Этим грешили лица кавказской национальности и цыгане. В быту еще гуляло такое понятие, как «цыганское золото». Под ним подразумевалось изготовление ювелирных изделий из железа, меди или цинка, сверху гальванизированное золотом, а также коронки, вставленные самим цыганам. Эти коронки имели зловещий красноватый цвет, что указывало на преобладающее содержание меди над золотом. «Цыганские» зуботехники ставили на поток изготовление коронок для всего табора и неплохо наживались при этом. Происходил своеобразный обмен веществ в природе. Цыгане выдавали и продавали простые железяки под золото, а зубные техники их обманывали при изготовлении золотых коронок. Вроде бы золото там и было, но в очень малом количестве.

В советской печати еще промелькнуло одно сообщение, где описывался случай про одного зубного техника, совершающего вояж с крышкой от стерилизатора, как раз из этого сплава, и в каждом населенном пункте, вставляющего направо и налево, так называемые «золотые коронки». Этот зубной техник после фиксации коронок в полости рта, обязательно выдавал своим пациентам небольшой кусочек полировочной пасты с рекомендациями еженедельно натирать «золотую коронку», с целью придания наилучшего блеска. Где-то за Уральскими горами этого зубопротезиста поймали, а вот что делали с этими коронками пациенты, когда у них закончилась полировочная паста, история умалчивает. Ведь любые сплавы в полости рта окисляются и приобретают неприятный вид.

Для раскрутки пациентов еще применялся один метод, рассчитанный на тонкое знание психологии пациента. Больные попадались с различным содержанием своего денежного кошелька. Для одного больного и за рубль дорого, а другому и сто рублей не деньги. Например, надо изготовить больному полный съемный протез, а он в те времена стоил не больше десяти рублей, со всеми накрутками. Вот показывает больному стоматолог сам протез и называет цену, а сам смотрит на выражение лица пациента. Если цена низкая, то больной еще скажет: «Всего-то! Какая мелочь». Вот тут врач сразу же добавляет: «За каждый зуб!» Если считать, что в полном съемном протезе 14 пластмассовых зубов, то соответственно цена мигом возрастает в четырнадцать раз.

Мошенничество в чистом виде, но с элементами капиталистического рынка. Если больной может позволить себе заплатить такую цену, то, пускай платит. Здесь главное не переборщить и угадать какую цену может позволить себе заплатить за протез пациент.

Как только в России стали появляться и производиться протезы из керамики (фарфора), то сразу же начались и мошенничества по данному виду протезирования. Но я не буду останавливаться на этом виде протезов. Когда его заменят на более совершенный материал, тогда можно и рассказать и о металлокерамических протезах. Стоимость металлокерамических протезов в несколько раз была больше, чем протезирование золотыми коронками у частников. Данный вид протезов могли позволить себе все тот же контингент пациентов, перечисленный выше. Если по золотым и стальным коронкам во рту за границей сразу же узнавали наших соотечественников, то возникала необходимость навести порядок и в полости рта.

На этом я закончу описание случаи воровства и мошенничества в стоматологии. Этот небольшой обзор, естественно не охватывает всё многообразие форм.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках
Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *